(adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({});


В 1948 году молодой художник Гарри Виногранд (Garry Winogrand, 1928-1984) вместе с приятелем-фотографом зашли в фотолабораторию при колумбийском университете. Две недели спустя Гарри навсегда оставил живопись и посвятил свою жизнь фотографии. Успех пришел к нему довольно быстро: в 1955 году Эдвард Стейхен включил две его фотографии в свою знаменитую экспозицию «Род человеческий». Настоящая известность пришла к Виногранду в 1967 году после выставки «Новые документы», организованной Джоном Зарковским в нью-йоркском Музее современного искусства. На выставке были представлены работы трёх фотографов (тогда — никому не известных, сегодня — признанных классиков) — Дайаны Арбус, Ли Фридлендера и Гарри Виногранда.

"… это чертовски сложно фотографировать что-то красивое. Фотография должна быть более интересной, или более красивой, чем то, что было сфотографировано." - Garry Winogrand

"Основная задача — научиться быть своим самым серьезным критиком." - Garry Winogrand


Josef Koudelka начал заниматься фотографией в Чехословакии в начале 1960-х годов. Он работал театральным фотографом в Праге и фотографировал цыганские поселения в Словакии. В 1967 году в Праге состоялась первая выставка его работ. В 1968 году он продолжил свой «цыганский проект» на территории Румынии. В этом же году он фотографировал конец «Пражской весны» — вторжение в Прагу войск пяти государств участников Варшавского договора.

В это время в Праге находился фотограф фотоагентства «Магнум» Ян Берри. Там он встретил «абсолютного маньяка» карабкающегося на русские танки и фотографирующего все, что происходило вокруг него. Это и был молодой Josef Koudelka. Его фотографии были тайно вывезены из Чехословакии и напечатаны без указания имени автора. Впоследствии они принесли своему автору Золотую медаль имени Роберта Капы.

В 1970 году Джозеф Куделка покидает Чехословакию и уезжает в Англию. По рекомендации Elliott Erwitt он вступает в фотоагентство «Магнум», где работает в тесном содружестве с Henri Cartier-Bresson. Он путешествует по всей Европе, фотографируя быстро меняющийся европейский мир. В 1980-х годах Куделка переезжает во Францию и получает французское гражданство. Вернуться на родину он смог только в 1990 году.


Целую историческую эпоху на фотопленке оставил потомкам фотограф Дмитрий Бальтерманц. Почти полвека страна смотрела на мир его глазами. Многие годы Бальтерманц считался главным советским фотографом. На кадрах, пойманных объективом его фотоаппарата, – трагедия войны и труд рабочих, бескрайние просторы родины и суровая сибирская тайга, комсомольцы, прокладывающие рельсы БАМа. Он снимал всех великих людей своего времени, среди которых были шесть генсеков – от Сталина до Горбачева. Бальтерманцу удалось создать свой неповторимый визуальный язык, понятный не только в СССР, но и за рубежом.

Дмитрий Бальтерманц — один из немногих советских фотографов еще при жизни получивших признание за рубежом. Его знали и любили Henri Cartier-Bresson, Josef Koudelka, Robert Doisneau и другие мэтры европейской фотографии. Бальтерманца уважали друзья и коллеги в России. Умер он в 1990 году неожиданно и быстро, не проболев и недели. А созданная им фотолетопись советской эпохи живет и сегодня — и конечно будет жить завтра.


Целую историческую эпоху на фотопленке оставил потомкам фотограф Дмитрий Бальтерманц. Почти полвека страна смотрела на мир его глазами. Многие годы Бальтерманц считался главным советским фотографом. На кадрах, пойманных объективом его фотоаппарата, – трагедия войны и труд рабочих, бескрайние просторы родины и суровая сибирская тайга, комсомольцы, прокладывающие рельсы БАМа. Он снимал всех великих людей своего времени, среди которых были шесть генсеков – от Сталина до Горбачева. Бальтерманцу удалось создать свой неповторимый визуальный язык, понятный не только в СССР, но и за рубежом.

Дмитрий Бальтерманц — один из немногих советских фотографов еще при жизни получивших признание за рубежом. Его знали и любили Henri Cartier-Bresson, Josef Koudelka, Robert Doisneau и другие мэтры европейской фотографии. Бальтерманца уважали друзья и коллеги в России. Умер он в 1990 году неожиданно и быстро, не проболев и недели. А созданная им фотолетопись советской эпохи живет и сегодня — и конечно будет жить завтра.

НАВЕРХ Почта | Карта сайта | RSS 2.0 Сделать стартовой | В избранное
© 2012-2014 Фотоблоги